RCC Group

(Russian)

News


RCC News

Баннер 195X195

Interview

(Russian) Евгений Спиряков: «Инновации — самый выгодный бизнес

Poll

Северный широтный ход - это:
Уже проголосовало 139 человек

Маршрут ледоколов через Ледовитый океан

Дорога в Архангельск при Ломоносове

Канал, соединяющий Обскую губу и залив Красного моря

Железная дорога через северные территории России от Ямала до Балтики

Результаты
Loading ... Loading ...
Архив опросов

Freeze frame

(Russian) Зеленая революция в Сиккиме

Events

(Russian) СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫЕ ВЫСТАВКИ, ЯРМАРКИ, САЛОНЫ (НОЯБРЬ 2017 г. —НОЯБРЬ 2018 г.)


(Russian) СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫЕ ВЫСТАВКИ, ЯРМАРКИ, САЛОНЫ МАРТ 2016


Tag cloud

Interview 10.09.2013

(Russian) Мирон Гориловский: «Человечество не готово жить без воды, газа и тепла»

Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

гориловский
В 2011 году один из наиболее успешных переработчиков пластмасс — группа
«Полипластик»  —  отмечает 20­летний юбилей. Генеральный директор «Полипластика»
Мирон Исаакович Горилов­ский в интервью «Химическому журналу» рассказал о трудностях на пути становления компании, особенностях российского бизнеса, поделился планами на будущее.

Мирон Исаакович, опишите ситуацию на российском рынке труб. Какова динамика производства и потребления трубопроводов, насколько реалистичны предусмотренные регионами сроки модернизации?

— Большинство российских коммунальных сетей находится в безобразном состоянии.  Протяженность водопроводных сетей — более 500 тыс. км, тепловых — 200 тыс. км, газовых — около 300 тыс. км. Масса полимерных труб такой протяженности — около 16 млн т. Уровень износа труб в системе ЖКХ составляет 70 %. Это означает, что около 700 тыс. км труб коммунального сектора нуждается в скорейшей замене, и внутренний рынок мог бы потребить 11 млн т труб в ближайшее время.

Если исходить из показателя 10 % заменяемых трасс ежегодно, нам понадобится более 1,6 млн т труб в год. В действительности на рынок сегодня поставляется около 220 тыс. т в год, то есть в 8 раз меньше насущно необходимого объема. В то же время, трубные мощности недогружены. Российские заводы в состоянии увеличить поставки в 2–3 раза и прямо сейчас выпускать 500–600 тыс. т труб в год.

На сегодняшний день полиэтиленовая труба дешевле металлической, а с учетом отсутствия необходимости последующего обслуживания (ремонтов, замены) — дешевле во много раз. Поэтому альтернативы ей нет.

Почему же замена идет черепашьими темпами? Раньше производители полимерных труб боролись в основном с консерватизмом и несовершенством нормативно­технических документов, теперь — с системой распределения денег. Более половины поставок нашей компании для коммунального сектора приходится на ремонт аварийных участков. Труба при этом обходится в те же деньги, а вот аварийные работы дороже плановых примерно вдвое.

Важно понимать, что ежегодное обслуживание устаревшей трубы из металла обходится в 5–10 раз дороже обслуживания полимерной трассы.

Качественную полимерную трубу, что называется, «закопал и забыл». Кроме того, в случае частичной замены аварийных участков металлического трубопровода на полиэтилен не решается проблема чистой воды – оставшиеся металличе­ские трубы продолжают корродировать и «обеспечивать» загрязнение питьевой воды.

Простейший подсчет показывает, что средств, которые ежегодно уходят на текущий и аварийный ремонты, борьбу с коррозией, размораживание, на потери тепла, хватило бы, чтобы в рабочем порядке, не выходя за бюджетные рамки, в течение 5–8 лет заменить все старые трассы. Такое решение позволяет на десятилетия вычеркнуть из регионального бюджета направление «ремонт трубы».

Каков бюджет муниципалитета или другой организации­заказчика на замену трассы, кто и что делает в этой цепочке?

— «Полипластик» не роет котлован, не откачивает воду и прочее. Мы можем только помочь смонтировать трубу и обучить региональных специалистов в том случае, если не хватает опыта и люди не знают, как это делать.

Для каждого типа труб нами разработаны стандарты на укладку, подробные инст­рукции и рекомендации. Если строители, специалисты хотят освоить данное направление, они могут сделать это быстро. Во-первых, имеется вся документация, во-­вторых, мы посылаем шеф-монтажников, в-третьих, можем предоставить в аренду оборудование и полностью снабжаем как трубой, так и фитингами. Для того чтобы прокладывать трубы, оптимально находиться на месте, быть крупной межрегиональной организацией, которая располагает строительной техникой и кадрами.

Рубль, израсходованный на продукцию «Полипластика», требует 2–5 рублей для того, чтобы труба стала трубопроводом. В бюджете на реконструкцию стоимость самой трубы занимает примерно 20 % от стоимости работ, а 80 % — это техника для укладки, проектирование, монтаж, земляные работы.

Основная часть затрат регионов при замене трасс приходится на плановый или внеплановый ремонт?

— Конечно, в первую очередь лечат там, где больно, там, где рвется, там, где чаще всего происходят какие-то аварии. Но все понимают, что заменять 5, 10, 100 м трубы — практически бесполезное занятие. Все очень хорошо знают свои беды, и когда идет, например, замена какого-­то водовода, то надо его менять от станции подъема до следующей насосной станции. То есть стараются менять участками «от чего-то до чего-­то».

Такова ситуация в теории, однако на практике далеко не всегда так происходит — бывает, что просто не хватает денег. Но в основном заказчики трезво смотрят на свои бюджеты и в рамках этих бюджетов стараются подобрать те объекты, которые можно менять целиком.

В Москве, например, нашей гибкой тепловой трубой некоторые микрорайоны обновлялись полностью. Так, район Южное Бутово весь оснащен тепловыми трубами ООО «Группа «Полимертепло», и теперь там летом горячая вода отключается только на сутки. В Санкт-­Петербурге руководство города также реконструирует целые районы с полной заменой труб — такие микрорайоны уже зарекомендовали себя как безаварийные. В случаях, когда средств не хватает, осуществляется замена части сетей района.

Возможно ли сократить затраты при ремонте системы водоснабжения и водоотведения, например использовать общую трассу?

— Это невозможно, поскольку система водоснабжения напорная, а система водоотведения — по большей части безнапорная. Более того, эти системы запрещено проводить в одном месте, ведь если случится аварийная ситуация с водоотведением или канализацией в непосредственной близости от труб водоснабжения — санитарные нормы могут быть нарушены. В Европе эти системы также разделены.

Впрочем, в России подвод к домам горячей и холодной воды, или подвод тепла и холодной воды — находятся рядом, при том, что ими владеют две разные организации: теплосеть и водоканал.

Ранее использование общей трассы было необходимо для того, чтобы труба с холодной водой зимой не замерзала. Однако в случаях замены теплотрасс на более современные возникает любопытный нюанс — более современная тепловая сеть минимизирует потери тепла, и водоканал обречен на серьезные проблемы, поскольку существует высокая вероятность, что проложенная наверху труба для холодной воды зимой замерзнет. Поэтому все чаще водоканал и энергетики согласовывают свои дейст­вия и экономят на «раскопках».

Труба для холодной воды должна прокладываться в Москве на глубине более 1 м 40 см, ниже глубины промерзания, или в специальной теплоизоляции.

В Европейском Союзе 20 лет назад отказались от металлических труб внутри населенных пунктов. Металл продолжают использовать только на магистральных трубопроводах больших диаметров. В России же по-­прежнему продолжают в населенных пунктах заказывать и монтировать трубы предыдущих поколений. В чем причина этого архаичного подхода, по вашему мнению?

— Бывший Советский Союз — страна, которая когда-то выпускала стали столько, сколько Германия, США и Япония, вместе взятые. Когда другие страны серьезно сократили выпуск труб из металла и перешли на пластики, СССР продолжал наращивать производство. К 1991 году российские мощности по производству металлической трубы поражали — 20 млн т.

Металлические трубы сегодня — это очень специализированная область. Трубы большого диаметра применяются в нефтегазовой отрасли, но для ЖКХ ни в Европе, ни в мире они практически не используются. А Россия не может закрыть эти производства по той причине, что многие из этих предприятий — градообразующие.

Так или иначе, РФ переходит к инновационной экономике и ресурсосбережению, поэтому использование более эффективных труб — вопрос времени. Тем более что в России такие трубы есть и их выпускает не только Группа «Полипла­стик», но и другие предприятия, производящие отличную трубную продукцию.

Кроме давления со стороны металлургических предприятий на ситуации с внедрением новых потребительских стандартов негативно сказывается недостаток информации, устаревшая культура управления.

Как правило, ситуация резко меняется с приходом в систему ЖКХ конкретного региона нового руководителя. Влияние может оказать и внешний фактор, например, ЧП на сетях или даже телевизионная передача о ситуации в регионе.

Однако самое главное, чтобы регион, независимо от желания власти, плохого состояния сетей, учета и прочих факторов имел материальные средства и финансовый план ведения текущих работ по реконструкции сетей.

В каких регионах РФ ожидается в ближайшее время появление ваших труб?

— Мы работаем абсолютно во всех федеральных округах: от Калининградской области до Сахалина, от Заполярья до крайнего Юга. Практически в каждом из них есть Торговый дом со своим складом и филиалами в крупных городах, а в Центральном, Приволжском, Южном и Сибирском федеральных округах — заводы. Например, за Сибирский и Дальневосточный федеральные округа «отвечает» Торговый дом в Иркутске с заводом в Ангарске и складами в Новосибирске и Хабаровске.

Есть регионы, в которых хорошо поставлены продажи, но завода пока нет, например в УФО. При этом в Екатеринбурге имеется ТД «Полипластик Урал», в Тюмени и в Челябинске есть крупные склады, а в Кургане и Оренбурге — про­сто представительства. Таким образом, на Урал мы поставляем продукцию с других заводов — с Саратовского, Чебоксарского и Степногорского (Казахстан), обеспечивая высокий уровень загрузки имеющихся производственных мощностей.

Крупный завод работает в Краснодаре и обеспечивает продукцией юг РФ, Кавказ, Сочи (в т.ч. объекты «Олимпстроя») и Ростов­на­Дону.

Самый крупный завод — в подмо­сковном Климовске — покрывает центральную часть РФ, обеспечивает поставки труб в Санкт­Петербург и на север. Реализацию продукции осуществляет ООО «Полипластик Центр» и ОП «Полипластик СПб».

Что мешает дальнейшему развитию производства труб?

— Наиболее существенной проблемой является то, что российские производители держат цены на высоком уровне, эквивалентном импортной альтернативе с учетом пошлины 10 % и доставки, потому что внутренний рынок не насыщен. А государство своей политикой помогает еще завышать цены, поддерживая высокую пошлину в 10 % на импорт полимеров. В результате, внутренняя цена на ПЭНД трубных марок на 100–150 евро превышает цену на аналогичные материалы в Европе.

Правительство наше, по всей видимости, реализует принципы фискальной политики. Подход понятный, но недальновидный. Собрать пошлину на таможне «здесь и сейчас» за ввозимый полупродукт проще, чем потом, в некоем отдаленном будущем, получать налоги с разросшейся как на дрожжах перерабатывающей отрасли. Правительство не обременяет себя даже аргументами про защиту отечественного производителя. Зарубежные производители жестко конкурируют, в том числе в борьбе за качество. А нашим производителям полимеров качество не так важно — правительство своими решениями освободило их от необходимо­сти бороться за потребителя.

Пошлину на ввоз полимеров давно пора обнулить. Это был бы огромный стимул для развития переработки и всей
отрасли в целом.

При этом надо признать, что основной причиной дороговизны сырья является дефицитность российского рынка, недостаночный объем производства базовых полимеров и отсутствие стимулов для нефтегазохимических компаний­гигантов, таких так «Лукойл», «Сибур», «Газпромнефть» и других — увеличивать глубину переработки  до полимеров.

Государство, безусловно, должно стимулировать этот процесс, повышая вывозные пошлины на газовое и нефтяное сырье, предоставляя возможности получать дешевые долгосрочные кредиты и существенные налоговые льготы для крупных инвестиционных проектов производства базовых полимеров.

Все выше доля доходов мировых компаний, которая формируется за счет инновационных видов продукции, выведенных на рынок за 1–2 года. В некоторых химических компаниях первой десятки эта доля достигает 60 %. Каковы сроки выведения на рынки новых продуктов «Полипластика» и насколько значима доля инноваций в обороте компании?

— В переработке пластмасс хорошим результатом считается 20­процентная доля новой продукции, поступившей на рынки в течение пяти лет. Для нас это является ориентиром, поскольку на обычной трубе получить сегодня высокую маржу или прибыль не удается. Аналогичная ситуация в Европе и Китае. Обычная полиэтиленовая труба, с маржинальностью до 10%, не может стать фундаментом для развития компании. Такой основой являются высокомаржинальные продукты, они должны быть инновационными и высокоэффективными. Мы уделяем огромное внимание разработке и внедрению подобных продуктов. Если не рассматривать тепловое направление, а только направление труба-композиты, то объем такой инновационной продукции составляет примерно 34 %.

С учетом теплового направления развитие идет еще более быстрыми темпами — более 43 %. Это очень хороший результат, более чем в 2 раза опережающий ведущие европейские компании. Во время кризиса «Полипластик» не только не снизил данный показатель, но даже увеличил его, потому что в первую очередь были сокращены производство и сбыт традиционных продуктов.

Давайте смоделируем ситуацию: вы уехали в продолжительный отпуск, в компанию пришел европейский менеджер с качественным образованием, но без опыта работы в России. Что бы вы ему посоветовали?

— Что касается вопросов сбыта, то посоветовал бы европейскому менеджеру пару лет пожить в России и поработать с меньшей долей ответственности, то есть не первым лицом, чтобы понять, как у нас ведется бизнес.

Так, в Западной Европе 80 % продукции и более продается через дистрибьюторские сети, в Восточной Европе, например, в Польше — 50 %. В России эта доля составляет только 10–15 %. Мы работаем с конкретным заказчиком, конкретным покупателем, вникаем в конкретные проблемы города, региона, принимаем индивидуальные решения, комплектуем трубой, фитингами и всем остальным. Это принципиальное отличие.

Далее — операции, связанные с отгрузками товаров в кредит приходится проводить как банкам: для принятия решения о товарном кредите запрашиваем регистрационные и финансовые документы предприятий, обсуждаем и оформляем залоги и поручительства. В Европе практически отсутствует понятие товарного кредита, поскольку все товарные кредиты обеспечены соответ­ствующими финансовыми инструментами. Таким образом, мы имеем разные подходы к коммерческой и кредитной политике.

Что же касается производства, то наиболее важным в России является контроль за соблюдением дочерними предприятиями бюджетов и планов. На Западе — если существует план или бюджет, он будет выполнен. В России, если предприятие работает в отдалении от головной компании, то только из отчета можно узнать: что не было выполнено, что было выполнено не так, как надо, каковы затраты и т. д.

И вопросы культуры производства и контроля качества продукции также требуют больше внимания в России, чем, скажем, в Европе.

Если следующий кризис разыграется в ближайшем 2012 году, что изменится в компании?

— У «Полипластика» три направления деятельности: композиционные материалы, трубы для воды-­газа-канализации и трубы для теплоснабжения. Эти направления, естественно, по-­разному отреагируют на кризис.

Наибольшие сложности возникнут с композиционными материалами, так как автомобилестроение и строительство снизят потребление пластиков возможно на 30–40 %, как это произошло в период кризиса 2008 года.

Что касается труб для водоснабжения, газа и канализации, то у нас есть такие продукты, как, например, двухслойная гофрированная труба, которую выгодно применять, в том числе и для ремонтных работ. А так как состояние сетей в РФ удручающее, труба будет нужна даже в период кризиса.

У продукции, в которой остро нуждается народное хозяйство, падение спроса в период кризиса ограничено 15–20 %, не более.

Правда, при таком падении спроса какое-либо развитие невозможно, придется существенно сократить произ­вод­ственные издержки, возможна даже остановка деятельности некоторых
заводов.

Однако мы благополучно пережили за 20 лет ряд взлетов и падений и надеюсь, критичной для «Полипластика» ситуации удастся избежать.

Как вы считаете, что будет с «Полипластиком» через 10 лет?

— У нас, безусловно, есть стратегия развития на 7–10 лет. На Западе, правда, долгосрочная стратегия разрабатывается на 20–25 лет, но в России пока это невозможно.

Мы считаем, что компания должна консолидировать вокруг себя здравые силы, связанные с переработкой пласт­масс. Намерены улучшать корпоративное управление, увеличивать объемы производства и сбыта, расширить географию наших производств по некоторым направлениям.

Сегодня мы в основном работаем на территории бывшего Советского Союза — Россия, Украина, Белоруссия и Казахстан, Узбекистан, Азербайджан.

Вполне вероятно, что по некоторым продуктам в дальнейшем может присоединиться Восточная и Западная Европа, Китай, другие страны, сопредельные с бывшим СССР.

В «Полипластике» есть интересные разработки, и мы рассчитываем, что через какое-то время они будут востребованы не только на родине.

Вы бы хотели, чтобы ваши дети продолжили ваше дело?

— Моя старшая дочь заканчивает юрфак МГУ, она точно не будет трубами заниматься, если только косвенно, как юрист, и то в непонятном будущем. Старший сын учится в МГУ — Высшая школа бизнеса — классическое бизнес­образование. Никто из них не имеет прямого отношения к трубе, к химии, к пластмассам. Младшим 7 и 9 лет — трудно пока говорить о выборе их жизненного пути. Не хочу на них давить. Считаю, что Группа «Полипластик» должна развиваться не потому, что у какого­то топ­менеджера или акционера есть дети, которые могут работать или не работать в Группе.

Наша компания будет двигаться вперед, потому что имеет серьезную стратегию и сильных сотрудников, которые эту стратегию поддерживают и развивают. Наш бизнес не прекратится никогда, потому что современное человечество избаловано и без воды, газа, тепла, канализации — жить не готово.

В завершение — несколько слов нашим читателям.

— В год 20­летия нашей Группы хочу поблагодарить наших друзей­-партнеров: поставщиков, покупателей, руководителей ЖКХ и строительного комплекса и, в первую очередь, наш трудовой коллектив, за сплоченное и эффективное сотрудничество, направленное на обеспечение комфортности жизни.

Биография

Гориловский Мирон Исаакович родился 4 апреля 1960 года в Москве. В 1983 году окончил Московскую государственную академию тонкой химической технологии им. М.В. Ломоносова (МИТХТ) по специальности инженер химик­технолог. В течение 7 лет работал научным сотрудником по направлению компаундирование полиолефинов и полиамидов в Научно­исследовательском институте полимерных материалов (НИИ ПМ).

В 1991 году Мирон Исаакович вместе с группой единомышленников из НИИ ПМ основал компанию «Полипластик». Через 20 лет «Полипластик» стал крупнейшей компанией по переработке пластиков с ежегодным объемом выпуска продукции более 200 тыс. т в год.

Начиная с 2003 года является главным редактором журнала «Полимерные трубы». В 2007 году Гориловскому М. И. присвоено звание Почетный строитель России. Кандидат химических наук. Автор множества трудов и патентов в области переработки пластмасс.

Женат, имеет двух дочерей и двоих сыновей.

Группа «Полипластик»

Группа «Полипластик» — крупнейший российский производитель полимерных труб для воды, газа, канализации, многослойных изолированных труб для теплоснабжения. Группа включает 13 заводов, 2 научно-технических центра.

Компании принадлежат 2 завода по производству инженерных пластиков и 11 заводов по выпуску полиэтиленовых труб на территории России, Украины, Белоруссии и Казахстана.

Входящий в группу Климовский трубный завод (Московская обл., г. Климовск) — крупнейший в ЕС завод по производству ПЭ-­труб и фитингов. Завод «АНД Газтрубпласт» — единственный завод в Европе, производящий гибкие армированные теплоизолированные трубы из сшитого полиэтилена для сетей ГВС и отопления диаметром до 200 мм и рабочим давлением до 10 Бар при температуре до 115 °С.

Начав свою трубную историю с выпуска 1200 тонн полиэтиленовых труб в 1995 году, компания достигла уровня 86 тыс. т труб в 2006 году, более 100 тыс. т труб в 2007 году, более 140 тыс. т труб в 2010 году. Объем производ­ства композитов достигнет в 2011 году 60 тыс. т.

В Группе «Полипластик» работает около 5 000 человек.

В августе 2011 года компании «Полипластик» исполнилось 20 лет.

Комментирование закрыто.